Человек без тени

194
views

Вспомнилось… В английской редакции ТАСС вместе со мной работал переводчик Ян Петрович Черняк, советский разведчик времён Второй Мировой.

Что он делал во время войны доподлинно неизвестно даже сейчас, во всяком случае, мне. Ходили разговоры, что он убивал советских перебежчиков в Австрии и Германии; вторым, не последним вариантом, который я слышал, была его работа в немецком генштабе — но это уже слишком!

Guardian пишет, что Черняк возглавлял шпионскую сеть Krona. Эта сеть передавала сведения высочайшей секретности, в том числе планы по операции «Барбаросса» и Курской битве.

Известная актриса Марика Рёкк, которой в свое время на два года было запрещено сниматься в кино и выступать на сцене из-за ее очевидной близости к нацистскому режиму, на самом деле работала с 1940-х годов на разведывательную сеть Krona, пишет Guardian, ссылаясь на рассекреченные архивы.

А сам Черняк, по прозвищу «человек без тени», якобы был завербован советской военной разведкой во время учебы в Берлине в 1940-х годах. В его сеть входило около 35 агентов: банкиров, военных чиновников и секретарей, а также актриса Ольга Чехова, пишет Guardian.

Непосредственно перед смертью, в госпитале, Яну Петровичу вручили звезду Героя Советского Союза. Он, как сообщали, об этом не узнал — был в коме. Награду отдали в руки жене*.

Первым языком у него был немецкий, но, как говорили в то время, Ян Петрович самостоятельно выучил английский и работал, соответственно, в английской редакции. После войны, естественно.

В те далёкие времена переводчики работали “на сдельщине”, заработок зависел от количества переведенных статей, а их количество зависело от международных событий. Так вот, каждый раз, когда Израиль бомбил лагеря палестинских беженцев в Сабре и Шатиле, работы было много: все государственные и общественные организации клеймили Израиль позором в однотипных заявлениях и переводчики зарабатывали соответственно.

В такие дни Ян Петрович приходил на работу в приподнятом настроении, потирал руки и приговаривал “Отлично! Уже в эту зарплату пойдёт!”

А ещё у Яна Петровича были проблемы с русским языком. Он делал много смешных ошибок при переводе, среди которых запомнился один перл: работая над статьёй, где упоминалась рибонуклеиновая кислота, Ян Петрович написал fish nucleotic acid. Он, кстати, не мог выговорить “ы” и для него рыба и риба было без разницы.

Неизвестно, на что тратил деньги Ян Петрович, а зарабатывал он очень хорошо, плюс пенсия, но был он очень рачительным господином, если не сказать жадноватым. Как то раз приходит он в редакцию и кладёт на свой стол большую конфету “Гулливер” помните, были такие? “По какому случаю гуляете, Ян Петрович?”, спрашиваем его. “Сын Володя* защитил кандидатскую, хочу его поздравить,” отвечает гордый отец.

Ещё один момент, за достоверность не могу поручится. Ян Петрович рассказывал, что после войны, как, впрочем и до и во время, в английской редакции дословно переводили все титулы Сталина, которые были обязательны в русских текстах для потребления внутри страны. Он и предложил заменить зубодробительные звания на Soviet leader Josef Stalin. И никто его за это не расстрелял. Более того, так и стали переводить.

К слову сказать, когда в Америке президентом стал Картер, тассовцы как идиоты называли его James — вместо общепринятого Jimmy — Carter.

**На самом деле, нигде нет никаких упоминаний ни о жене, ни о сыне Яна Петровича.